Раскрытие тайн любви

Иногда пути сердца должны быть сокрыты, чтобы Ее возлюбленные не подвергались преследованиям.

На протяжении веков суфии были людьми тайного знания и использовали особый язык для передачи знаний о природе  мистической любви. Они описывали странствие по духовному пути при помощи образов, связанных с прекрасной возлюбленной, чьи локоны вмещают глубочайшие тайны,  чьи ланиты представляют красоту ла илаха илла-Ллаху («Нет бога кроме Бога»), и чья родинка символизирует саму Божественную сущность, которую не понять рассудком.

 От ее прекрасной родинки
 Сердце обливается кровью и переполняется 

                                                     печалью;
 Нет пути назад, нет выхода из этого 
                              cостояния близости.

                                                   (Хафиз)

Мистицизм парадоксален по своей природе, и его идеи иногда бывают неверно истолкованы. Даже если им ничего не угрожает, мистики часто предпочитают хранить молчание, поскольку их слова могут смутить других или вызвать ненужные споры и конфликты.

 Они следуют принципу

«Те, кто знает — уже познали; те, кто понимает — уже поняли»

— поскольку тайна Возлюбленной не может быть описана словами.

Мистики стараются не выделяться и осуществлять свою внутреннюю работу, не привлекая внимания других людей.

Как хранители тайн любви, Ее возлюбленные должны держать открытыми врата сердца и время от времени напоминать миру, что тайна творения заключается в любви, сущности Божественной сущности.

Источник: журнал «Суфий» №4. 2006 г.

Реклама

Мансур Халладж — Мученик любви

Я увидел
моего Возлюбленного
оком сердца
«Кто ты?»
Он ответил: «Ты!»

«Хакк, хакк, хакк, ана’л хакк» — «Истина, Истина, Истина, я есмь Истина».

Его высказывание было воспринято ортодоксальным духовенством как ересь, поскольку экзотерический ислам отвергает концепцию единения человека с Богом. Так как «Истина» (Хакк) — одно из имен Бога, то Халладж фактически возвестил собственную божественность.

Хусайн Мансур Халладж был казнен в Багдаде в 922 году. Приняв смерть во имя Любви он стал мучеником.

Мансур Халладж

Многие современники Халладжа также были повергнуты в смятение его высказыванием, поскольку они были убеждены в том, что суфию никогда не следует обнаруживать свои внутренние состояния перед другими. Они ощущали, что Халладж был лишен способности хранить божественные тайны и что его смерть была Божьим наказанием за разглашение этих тайн.

Выдающийся суфий того времени Шибли сказал, что он молился всю ночь у помоста где свершилась казнь и на восходе солнца услышал голос из невидимого, говорящий:

«Мы поделились с ним одной из Наших тайн, а он не сохранил ее. Истинно, это наказание для тех, кто разглашает Наши тайны».

Тем не менее, после мученической смерти Халладжа стали почитать во всем мусульманском мире как великого влюбленного, бесстрашно раскрывшего тайну единения человека и Бога.

 Истчник: журнал «Суфий» выпуск № 4. 2006 г.

Сан Хуан де ла Крус

Сан Хуан де ла Крус

Молитва влюбленной души.

Мне принадлежат земля и небо, мои все люди — праведники и грешники; ангелы мои и Матерь Божия, и все вещи мои, и Сам Бог — мой и для меня, ибо мой Христос; и все в мире сотворено для меня. Так чего ты просишь и ищешь душа моя? Тебе принадлежит все это, и все это для тебя. Не устремляйся ни к чему меньшему, не обращай внимания на крохи, что падают со стола Господня. Выйди наружу, и радуйся своему раю, найди в нем прибежище и наслаждайся,и обретешь то, чего желаешь.

ВОСХОЖДЕНИЕ НА ГОРУ КАРМЕЛЬ [Фрагмент трактата]
Как достичь всего
Я очутился в том краю,
вкусив неведенья такого,
что выше знания любого.

Не знаю сам, какой тропою
вошел я в край сей заповедный,
не знаю, где я, но не скрою,
что в этот миг мой разум бедный,
покинув мир немой и бледный,
вкусил неведенья такого,
что выше знания любого.

Объяло истинное знанье
весь мир, Всевышним сотворенный.
Так, в одиночестве, в молчанье,
его узрел я и, плененный,
стал как младенец несмышленый,
коснувшись таинства такого,
что выше знания любого.

Был поглощен я столь всецело,
что на вершине отчужденья
любое чувство онемело,
ушло любое ощущенье,
когда достиг я постиженья
непостижимого — такого,
что выше знания любого.

Сей пилигрим, по Божьей воле,
сам от себя освободится
и все, что он узнал дотоле,
во прах и пепел обратится.
столь возрастет, что умалится
вдруг до неведенья такого,
что выше знания любого.

Чем больше познает, немея,
ум, тем он меньше постигает
сей пламень, ведший Моисея,
свет, что в полуночи сияет,
но тот, кто все ж его познает,
вкусит неведенья такого,
что выше знания любого.

Сие незнающее знанье —
-такую власть оно имеет,
что мудрецы в своем старанье
его постичь — не преуспеют,
ибо их знанье не сумеет
достичь неведенья такого,
что выше знания любого.

Его вершина недоступна,
и нет науки, овладевшей
тем высшим знаньем целокупно
иль превзойти его сумевшей.
Но сам себя преодолевший,
вкусит неведенья такого,
превыше став всего земного.

И, коль желаешь ты ответа —
— что тайна высшая скрывает? —
скажу: благое знанье это
суть Божества собой являет.
Нам Божья милость позволяет
вкусить неведенья такого.
что выше знания любого.

Тереза Авильская и Великая Тайна

Тереза Авильская и Bеликая тайна — Бракосочетание человека с Богом
 Святая Тереза

Источник: Пророки, предсказатели, великие женщины, целительницы.

. . . За семь лет, с 1555 по 1562 год, Тереза проходит семь ступеней экстаза.

1-я ступень— самопогружение, «сосредоточение всех душевных сил» на одном-единственном — на воле к соединению человека с Богом.

«Медленно душа погружается как бы в сладостный обморок… Все не только душевные, но и телесные силы ее теснятся к Возлюбленному, как в лютую стужу озябшие люди теснятся к огню очага. И это происходит без малейшего усилия, в почти безмолвной молитве». «От этого внутреннего сосредоточения происходит такой сладостный мир и покой, что, кажется, душе уже нечего желать… и даже молитва для нее — ненужная усталость: душа хотела бы только любить».

2-я ступень — «восхищение», «исступление».

«Трудно становится дышать. Руки и ноги холодеют. А душа погружается в блаженство. Разум и память находятся тогда в состоянии, подобном сумасшедшему бреду». «Восхищение духа влечет за собой и тело». Где это происходит — во внешней жизни или во внутренней? Для Терезы эти два мира нераздельны.

3-я ступень — «мука желаний» — главный источник страданий для всех, кто жаждет ЭКСТАЗА.

На этой ступени душа попадает в бескрайнюю пустыню, где нет ни одного близкого ей существа. Да и не нужны ей эти близкие. Душа хочет одного — умереть. «К Богу стремится душа, но вместе с тем чувствует, что ей невозможно обладать Богом, не умерев, а так как самоубийство не дозволено, то она умирает от желания умереть, чувствуя себя как бы висящею между землей и небом и не зная, что ей делать».

4-я ступень — видения Христа.

«Плотскими очами я никогда ничего не видела, а только духовными», — уточняет Тереза. Описания этого состояния отличаются необыкновенной точностью — видения обладают последовательностью, начало невидимого присутствия Христа — это свет.
«Блеск ослепляющий, белизна сладчайшая. Солнечный свет по сравнению с этим так темен, что и глаз на него открывать не хотелось бы. Да и вовсе не похож этот Божественный свет на солнечный: естественным кажется только он один, а солнечный — искусственным».

После света — голос.

«Душу зовет Возлюбленный таким пронзительным свистом, что нельзя этого не услышать. Этот зов действует на душу так, что она изнемогает от желания, но не знает, о чем просить, потому что с нею Бог, а большего счастья могла бы она пожелать?»
После голоса — видение.

«Этого видения душа не ждет и не думает о нем вовсе, как вдруг оно является ей, сначала устрашая великим страхом, а потом успокаивая миром, столь же великим».

 Тереза видит Иисуса почти всегда «в Теле Славы» — «Солнцу подобен Он, покрытому чем-то прозрачным, как алмаз. Ткань его одежды как тончайший батист».

 «Эти внутренние видения мгновенны, как молния… и остаются неизгладимо запечатленными в душе, хотя в эти кратчайшие мгновения так же невозможно смотреть на лицо Христа, как на солнце».

«Что бы мы ни делали, чтобы увидеть Его, — все бесполезно, и даже стоит только пожелать увидеть что-нибудь яснее, чтобы видение исчезло…»

«Страстно иногда хотелось мне увидеть, какого цвета и очертания глаза Его… но я никогда не могла их увидеть. Правда, я часто замечала, что Он смотрит на меня с невыразимой нежностью, но сила этого взгляда была такова, что я не могла его вынести».

После видения — слова, как правило, простые: «Это Я. Не бойся!..».

Когда однажды Христос покинул ее, она услышала: «Я с тобой, но хочу, чтобы ты знала, каково тебе без Меня».
Иногда Христос говорит Терезе истины, которые кажутся со стороны прописными, мало отличающимися от поучений духовников. Но ведь писал Ориген, что Христос является человеку в том образе, какого тот достоин.

5-я ступень — любовь.

«Представьте себе человека, любящего так, что он не может ни минуты обойтись без любимого. Но и такая любовь меньше моей любви к Христу».
«Я бы радовалась, если бы другие прославлены были на небе больше, чем я; но я не знаю, радовалась ли бы я, если бы кто-нибудь любил Бога на земле больше, чем я».
«Смерть кажется душе в такие минуты упоительным восторгом в объятиях Возлюбленного».
«Я хотела бы растерзать сердце мое на части, чтобы только сказать, как мука эта сладостна».

Невозможно провести какие-то аналогии с этими высказываниями святой Терезы. Это ее личный духовный опыт, о котором другим, наверное, нечего сказать.

6-ю ступень экстаза уже не сама Тереза, а Римская Церковь назовет «пронзением».

«Справа от себя увидела я маленького Ангела… Длинное золотое копье с железным наконечником и небольшим на нем пламенем было в руке его, и он вонзал его иногда в сердце мое и внутренности, а когда вынимал из них, то мне казалось, что с копьем он вырывает и внутренности мои. Боль от этой раны была так сильна, что я стонала, но и наслаждение было так сильно, что я не могла желать, чтобы кончилась эта боль».
Высшую точку экстаза — богосупружество — святая Тереза считала не только вершиной своего духовного опыта, но и возможностью социальной, движущей целые народы.

«Благо душе, познавшей истину в Боге. О, как необходимо это познание людям, стоящим у власти! Какой порядок установился бы тогда в государстве и сколько бедствий было бы избегнуто…»

«Кто делает упорные усилия, чтобы взойти на вершину совершенства, тот никогда не восходит на эту вершину один, но всегда ведет за собой, как доблестный вождь, бесчисленное воинство…»

Тереза Авильская первой из католических святых подробно описала свой личный мистический опыт.

Что побудило ее сделать это?

Когда Тереза начала быстро совершенствоваться в своей духовной жизни, ее исповедники были смущены. Они не были уверены, что столь интенсивные духовные переживания исходят от Бога, а не являются искушением сатаны. Один из ее исповедников попросил ее как можно подробнее описать свои духовные переживания, и так появилась первая ее книга «Моя жизнь». Через несколько лет Тереза дополнила это сочинение, включив в него события вплоть до 1565 г.

Позже — и очень быстро — Тереза напишет еще две книги — «Путь к совершенству» и «Книга о жилищах, или Внутренняя крепость»[Фрагмент трактата].

Первая посвящена молитвенной жизни, в частности мысленной молитве, вторая — изображает человеческую душу как крепость, в которой есть семь мест пребывания. Сам Бог пребывает в седьмом, или самом центральном месте.

Цель жизни — пройти через все эти семь мест пребывания к Самому Богу. Путь в крепость лежит через врата молитвы.

Я выбираю блаженство

Мастер Бахаудин
Мастер Бахаудин всю свою жизнь был счастливым, улыбка никогда не сходила с его лица. Вся его жизнь была пропитана ароматом праздника! Даже умирая, он весело смеялся. Казалось, будто он наслаждается приходом смерти. Его ученики сидели вокруг, и один спросил:

— Почему Вы смеетесь? Всю свою жизнь Вы смеялись, и мы все не решались спросить, как Вам это удается? И вот сейчас, в последние минуты, Вы смеетесь! Что здесь смешного?

Старый Мастер ответил:

— Много лет назад я пришел к моему Мастеру молодым человеком, семнадцатилетним, но уже глубоко страдающим. Мастеру же было семьдесят, а он улыбался и смеялся просто так, без всякой видимой причины.

Я спросил его: «Как Вам это удается?»

И он ответил:

«Внутри я свободен в своем выборе. Просто это — мой выбор. Каждое утро, когда я открываю глаза, я спрашиваю себя, что выбрать сегодня — блаженство или страдание? И так случается, что я выбираю блаженство, ведь это так естественно».

Какое суждение правильное ?

Как-то раз Мулла Насреддин говорит своей жене:

— Пойди и принеси немного сыра. Он укрепляет желудок и возбуждает аппетит.

— У нас дома нет сыра, — ответила жена.

— Вот и хорошо, сыр расстраивает желудок и расслабляет дёсны, — сказал Мулла.

Жена с удивлением спросила:

— Какое же из этих двух противоположных суждений — правильное?

— Если в доме есть сыр — то первое, если нет — второе, — ответил Мулла Насреддин

«Надоело!»

Однажды Мулле Насреддину приснилось, что он был в раю. Красота вокруг! Тихая долина, птицы поют, солнце восходит — а он один и под деревом. Правда, вскоре он начал ощущать голод, а вокруг — никого! Райское одиночество! Никто не мешает! Однако вскоре ему всё это надоело, и он крикнул: «Эй! Уважаемые! Есть тут кто-нибудь?!» И явился к нему очень красивый человек и сказал ему: «К твоим услугам, да буду я жертвой за тебя! Что ни прикажешь — всё исполню!»

Насреддин для начала попросил поесть, и вмиг всё исполнилось. И чего бы он ни попросил — всё вмиг исполнялось и в самом деле! УЖ он наелся, напился, отоспался! Ну чего бы ему ещё? Красивую женщину попросил, и вмиг доставили ему гурию — небесную деву. Кровать с лебяжьей периной — и была ему кровать!

И вот так продолжалось несколько дней. Но долго очень хорошо — уже нехорошо! И всё было слишком хорошо, и всего слишком много. Долго вытерпеть он так не мог. Он стал желать какого-нибудь несчастья, так как всё было слишком уж прекрасно. Ему захотелось какого-нибудь напряжения, труда, так как за всю жизнь он не был без напряжения, без чего-либо, из-за чего люди переживают, печалятся. Всё было просто невыносимо блаженно!

Тогда он позвал Того, кто исполняет желания, и сказал ему: «Нет! Хватит! Это уж слишком! Мне бы какой-нибудь работёнки. Знаешь, страшно надоело сидеть вот так — с пустыми руками».

И Тот, кто всё исполняет, сказал ему: «Я могу сделать всё, кроме этого: здесь невозможна никакая работа. Я готов дать всё, что только пожелает твоя душа. Да и зачем тебе работа?»

Мулла сказал: «Да надоело! Понимаешь?! Надоело! УЖ лучше в ад отпустите, если здесь нет никакой работы!»

Тот, кто всё исполняет, смеялся до изнеможения и сказал наконец: «А где же ты, по-твоему, находишься?»

Послание суфиев с озера «О’Хара»

«Существует  только одна ИСТИНА,  которую каждый человек постигает своим  собственным  путем, создавая  ИЛЛЮЗИЮ  своего  существа,  поскольку частичных истин столько, сколько верующих в Истину»

  Хидаят Инаят Хан «Учение суфиев»